ПРИМЕНЕНИЕ ИПИЛИМУМАБА У БОЛЬНЫХ ДИССЕМИНИРОВАННОЙ МЕЛАНОМОЙ В РАМКАХ ПРОГРАММЫ РАСШИРЕННОГО ДОСТУПА: ОПЫТ ФГБУ "НМИЦ ОНКОЛОГИИ ИМ. И.И. ПЕТРОВА" МИНЗДРАВА РОССИИ
PDF

Ключевые слова

ИПИЛИМУМАБ
МЕЛАНОМА
ЭФФЕКТИВНОСТЬ
НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
ПРОГНОСТИЧЕСКИЕ И ПРЕДИКТИВНЫЕ МАРКЕРЫ

Аннотация

Согласно обобщенным данным многочисленных клинических исследований II-III фазы, ипилимумаб (ИПИ) позволяет добиться десятилетней выживаемости почти у 20 % пациентов. Однако программа расширенного доступа более приближена к реальной практике по сравнению с клиническими исследованиями, поэтому результаты анализа могут отличаться. В данной статье представлены результаты длительного наблюдения за больными, получавшими ИПИ в программе расширенного доступа в ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России. С сентября 2012 г. по март 2016 г. в программу было включено 96 больных диссеминированной меланомой с признаками прогрессирования опухолевого процесса, получивших ранее от 1 до 6 линий лекарственной терапии. У 67 (70 %) больных установлена IV стадия M1c, у 35 больных (36 %) отмечалось повышение уровня лДГ выше референсных значений до начала терапии ИПИ. Все больные получали ИПИ в дозе 3 мг/кг 1 раз в 3 недели, всего 4 введения. У 96 больных проведено 320 введений препарата (в среднем-3,3). Иммуноопосредованные нежелательные явления 3-4 ст. наблюдались у 18 (19 %) больных. Трое больных умерло от нежелательных явлений, возможно связанных с проводимой терапией. Медиана времени до прогрессирования (ВДП) составила 3 мес. (95 % ДИ, 2,4-3,5 мес.), общей выживаемости - 13 мес. (95 % ДИ, 8,3-17,6 мес.). Относительный риск смерти снижался на 48 % при проведении иммунотерапии дендритноклеточными вакцинами до начала терапии ипилимумабом (р=0,049). Отсутствие мутации BRAF увеличивало трехлетнюю общую выживаемость с 29 % до 68 % (р=0,042). Таким образом, терапия ИПИ обладает приемлемым и управляемым спектром токсичности, значимой клинической эффективностью в качестве второй и последующих линий лекарственной терапии у пациентов диссеминированной меланомой.
https://doi.org/10.37469/0507-3758-2018-64-3-388-393
PDF

Библиографические ссылки

Минздрав России. Государственный реестр лекарственных средств. [Электронный ресурс].

Проценко С.А., Антимоник Н.Ю., Берштейн Л.М., Новик А.В. и др. Практические рекомендации по управлению иммуноопосредованными нежелательными явлениями // RUSSCO. -2017. - С. 592-620.

Проценко С.А., Новик А.В., Ахаева З.Ю. и др. Современные возможности персонализированной терапии метастатической меланомы // Современная онкология. - 2014. - № 3. - С. 57-64.

Семиглазова Т.Ю., Проценко С.А., Стуков А.Н., Балдуева И.А. и др. Как изменились подходы к лекарственной терапии злокачественных опухолей (первому отечественному противоопухолевому препарату посвящается) // Вопросы онкологии. - 2017. - Т. 63. -№ 2. - С. 346-352.

Eisenhauer E. A., Therasse P., Bogaerts J., et al. New response evaluation criteria in solid tumours: Revised recist guideline (version 1.1) // Eur. J. Cancer. - 2009. - Vol. 45. - I.2. -P 228-247.

Hodi F.S., O'Day S. J., McDermott D. F. et al. Improved survival with ipilimumab in patients with metastatic melanoma // N. Engl. J. Med. - 2010. - Vol. 363. - I. 8. - P. 711-723.

Houben R. Constitutive activation of the Ras-Raf signaling pathway in metastatic melanoma is associated with poor prognosis / R.Houben, J.C. Becker, A.Kappel, PTerheyden et al. // J. Carcinog. - 2004. - № 3(1). - P. 6.

Jeffrey S. Weber, F. Stephen Hodi, Jedd D. Wolchok, et. al. Safety Profile of Nivolumab Monotherapy: A Pooled Analysis of Patients With Advanced Melanoma // J. Clin. Oncol. - 2017. - Vol. 35. - № 7. - P. 785-792.

Kelderman S., Heemskerk B., Van Tinteren H., et. al. Lactate dehydrogenase as a selection criterien for ipilimumab treatment in metastatic melanoma // Cancer Immunol Immunother. -2014. - Vol. 63. - P. 449-458.

Krummel M.F., Allison J.P. CD28 and CTLA-4 have opposing effects on the response of T cells to stimulation // J. Exp. Med. - 1995. - Vol. 182. - № 2. - P 459-465.

McCardle T.W., Messina J.L., Sondak V.K. Completely regressed cutaneous melanocytic lesion revisited // Semin. Oncol. - 2009. - Vol. 36. - P 498-503.

Postow M.A., Harding J., Wolchok J.D. Targeting immune checkpoints: Releasing the restraints on anti-tumor immunity for patients with melanoma // Cancer J. - 2012. - Vol. 18. - I.2. - P 153-159.

Robbins P.F., Morgan R.A., Feldman S.A., et. al. Tumor regression in patients with metastatic synovial cell sarcoma and melanoma using genetically engineered lymphocytes reactive with NY'ESO'1 // J. Clin. Oncol. - 2011. - Vol. 29. - P. 917-924.

Robert C., Thomas L., Bondarenko I. et al. Ipilimumab plus dacarbazine for previously untreated metastatic melanoma // N. Engl. J. Med. - 2011. - Vol. 364. - № 26. - P 2517-2526.

Tarhini A. Immune-mediated adverse events associated with ipilimumab ctla-4 blockade therapy: The underlying mechanisms and clinical management//Scientifica (Cairo). - 2013. -Vol. 2013. - I. 857519.

Weber J. Immunotherapy for melanoma // Curr Opin Oncol. - 2011. - Vol. 23(2). - P. 163-169.

Wolchok J.D., Hoos A., O'Day S. et al. Guidelines for the evaluation of immune therapy activity in solid tumors: Immune-related response criteria // Clin. Cancer Res. - 2009. - Vol. 15. - I. 23. - P. 7412-7420.

Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.

Copyright (c) 2018 Екатерина Анохина, Алексей Новик, Светлана Проценко, Ирина Балдуева, Татьяна Семиглазова, Анна Семенова, Дилором Латипова, Гульфия Телетаева, Екатерина Яременко, В. Рубинчик, А. Оганесян